Минимизация воздействия на окружающую среду – ключевой принцип работы «Приразломной»

Проект «Приразломное» хорошо известен в России и за ее пределами. Это первый российский опыт освоения арктического шельфа. Компания «Газпром нефть шельф» ведет добычу нефти в суровых климатических условиях с морской ледостойкой стационарной платформы «Приразломная». Как и все новое, проект привлекает к себе огромное внимание и вызывает множество вопросов, главный из которых — о том, насколько возможно вести промышленную деятельность в регионе с такой хрупкой экологией, не нанося ей вреда. На этот и другие вопросы, связанные с экологической и промышленной безопасностью, отвечает начальник отдела охраны окружающей среды компании «Газпром нефть шельф» Леонид Хмаринов.

«Приразломная» может выдержать сверхнагрузки

— Леонид, добыча нефти, да еще на шельфе, да еще в Арктике. Какими должны быть технологии, которые бы справились с такой непростой задачей?

Технологии должны быть современными, надежными и безопасными. Еще на этапе проектирования мы изучили и учли опыт ведущих американских, канадских и норвежских нефтегазовых компаний, которые уже несколько десятилетий ведут добычу в подобных природно-климатических условиях. Ветер и отрицательные температуры в районе добычи преобладают 40% времени года, количество штормов достигает 22-х в год при средней продолжительности шторма 9,5 суток, а устойчивый ледяной покров держится 7 месяцев в году с ноября по май. Нам необходимо было создать объект и отобрать такие технологии, которые смогли бы успешно противостоять арктическому климату, защищать все оборудование и обеспечивать безопасную работу. Потому мы заложили в проект параметры, которые многократно превосходят реальные риски.

— Вы ведете добычу с платформы, установленной в открытом море. Насколько она устойчива?

Да, платформа находится в 60 км от берега и установлена на дне моря — его глубина в районе месторождения 19-20 метров. Она надежно удерживается за счет своего гравитационного веса и после установки фактически стала искусственным островом. Такую проблему как подмыв грунта мы предупредили, отсыпав по периметру днища платформы каменный пояс высотой 2,5 метра. При этом вес самой платформы — 500 тысяч тонн и сдвинуть ее с места невозможно. От ледовых и волновых воздействий платформу защищает специальная конструкция — дефлектор, изготовленный из плакированной стали с нержавеющим слоем и установленный по всему периметру. Он представляет собой вертикальную 16-метровую стену с наклоном в верхней части, которая препятствует попаданию льда и волн на платформу. Если же говорить об устойчивости, то основную нагрузку несет на себе кессон, от надежности которого зависит надежность всей платформы.

— Кессон в обывательском понимании — это полая конструкция, где можно что-то хранить. В вашем случае он несет иную функцию?

И да и нет. Наш кессон — уникальная разработка. С одной стороны, это действительно хранилище, в которое поступает добытая нефть, а с другой — основание платформы, которое способно успешно противостоять арктическому климату. Двойное назначение кессона налагает на него двойную ответственность, потому и конструкция и материалы отличаются повышенной износостойкостью. Стенка кессона — это три метра бетона, поверх которого — более четырех сантиметров плакированной стали. Такая конструкция может выдержать сверхнагрузки, а проектный срок ее эксплуатации составляет минимум 50 лет. Это вдвое больше, чем нужно для реализации проекта: срок разработки Приразломного — 25 лет.

Наш приоритет — промышленная и экологическая безопасность

— Как в условиях арктического шельфа происходит бурение? Нефть при этом может попасть в море?

Платформа, как вы помните, стоит на дне моря, а все скважины, которые бурятся на месторождении, находятся внутри платформы. Получается, что ее основание одновременно является буфером между скважиной и открытым морем, то есть соприкосновения с водой нет вообще. Сам процесс бурения круглосуточно в режиме онлайн контролируется специалистами, которые отслеживают все параметры. В случае экстренной необходимости устье скважины по команде автоматически перекроют, предотвратив разлив нефти из скважины.

— Бурение уже идет — вы берете пробы воды, отслеживаете ее состав?

Мы ежегодно проводим комплексные исследования водной среды в районе расположения платформы. Самые свежие данные показывают, что ключевые гидрологические и гидрохимические показатели состояния воды в районе Приразломного нефтяного месторождения, в том числе прозрачность и соленость, содержание кислорода, водорода, минерального фосфора и других элементов, соответствуют естественному фону. Так что наши технологические и конструктивные решения действительно эффективно работают.

— Добытая нефть, как вы уже сказали, хранится в кессоне.

Все верно, в специально предназначенных для этого танках. Мы используем «мокрый» способ хранения. Суть его в том, что танки никогда не бывают пустыми. Если в танке нет нефти, он заполнен балластной водой. Когда нефть поступает в хранилище, она постепенно вытесняет воду, и наоборот. Таким образом хранилище нефти постоянно заполнено жидкостью. Благодаря этому попадание в емкости кислорода исключено, а значит, не образуется свободной зоны для накопления взрывоопасного газа.

— Как вы транспортируете нефть с месторождения? Насколько это безопасно?

Отгрузка нефти с платформы на танкер проводится при помощи специальных устройств, которые работают на основе крановой системы. В зависимости от погодных условий — волнения на море, дрейфа льда, направлений течений и ветра — выбирается одно из них. Отгрузка нефти начинается только при единовременном соблюдении 30 самых разных условий. Отгрузочная линия по перекачке нефти на танкер оборудована системой аварийной остановки и закрытия, которая срабатывает максимум за семь секунд. Вообще, перегрузка нефти на танкер — это рядовая операция, которая регулярно проводится в сотнях портов по всему миру. Так что здесь мы не новички. Но для того, чтобы быть уверенными в безопасности отгрузок в арктических условиях, наши специалисты провели множество пробных швартовок и стыковок. И сейчас это уже стандартная, если не сказать рутинная операция. Ее безопасность подтверждена успешным опытом. К настоящему моменту мы уже отгрузили и отправили с месторождения 7 танкеров с нефтью ARCO.

— Успешный опыт — это, безусловно, показатель. И все-таки, проводилась ли когда-нибудь внешняя экспертиза промышленной и экологической безопасности платформы?

Безусловно. Объективную оценку могла дать только независимая экспертиза, потому мы неоднократно обращались к сторонним аудиторам. В декабре 2011 года инженерную оценку рисков нештатных ситуаций на платформе «Приразломная» в процессе ее эксплуатации провела компания Noble Danton. Вслед за этим, в 2012 году, был проведен независимый комплексный экспресс-аудит с участием других крупных международных компаний. По результатам аудита всеми экспертами отмечено соответствие платформы международным стандартам и высокий уровень промышленной и экологической безопасности проекта.

В январе 2015 года компания «Газпром нефть шельф» успешно прошла добровольную сертификацию интегрированной системы менеджмента (ИСМ), в которую входят система менеджмента качества ISO 9001–2008, система экологического менеджмента ISO 14001–2004 и система менеджмента безопасности труда и охраны здоровья OHSAS 18001–2007. Полученная оценка подтверждает, что ИСМ «Газпром нефть шельфа» полностью соответствует межгосударственным стандартам, применяемым при обустройстве месторождений морского шельфа.

Чисто там, где не мусорят

— Леонид, а животные вблизи платформы появляются?

Вы знаете, животные без опаски относятся к нашей платформе. Когда лед крепкий, к ней иногда походят белые медведи. Довольно часто подплывают моржи. Заберутся на льдину — и созерцают.

— Тем не менее, некоторые экологи высказывают опасения, что деятельность «Приразломной» нарушает привычные жизненные ритмы представителей фауны региона...

Работая над проектом освоения Приразломного месторождения, мы с самого начала понимали, какую огромную ответственность на себя берем. Арктика — особый регион с хрупкой и уязвимой экосистемой и экстремально суровыми условиями жизни. Вторжение человека в нее должно быть максимально бережным и щадящим. Потому безопасность при разработке месторождения стоит для нас на первом месте. И мы сделали все, чтобы максимально обезопасить объект и исключить любые негативные сценарии воздействия на природу региона. Для того, чтобы быть уверенными в том, что мы не наносим ущерба природе, мы с 2010 года проводим ежегодный мониторинг окружающей среды.

— Получается, у вас как минимум есть непрерывный 4-летний опыт наблюдений. Что он показывает?

Да, начиная с 2010 года независимые компании, работающие в сфере экологического мониторинга, по нашему заказу проводят ежегодный экологический мониторинг в районе расположения платформы «Приразломная». Ученые проводят гидрометеорологические наблюдения, отбор проб морской воды, донных отложений и биологического материала, наблюдают за птицами и морскими млекопитающими. Результаты мониторинга показывают, что экологическая обстановка в районе Приразломного месторождения не вызывает опасений. Это имеет для нас первостепенное значение, поскольку сохранность экологии в районе Приразломного дает нам моральное право развивать проект дальше.

— Каким образом вы избавляетесь от промышленных и бытовых отходов?

Мы строго придерживаемся правила «чисто там, где не мусорят». На «Приразломной» используется принцип «нулевого сброса». Все — все без исключения — отходы мы вывозим на берег и утилизируем. В скором времени в эксплуатацию будет введена поглощающая скважина, и использованный буровой раствор, шлам и другие отходы будут закачиваться туда.

«Приразломная» моржей не беспокоит

— В таком случае как вы сами оцениваете свое влияние на окружающую среду и животных? Или его вовсе нет?

Безусловно, какое-то влияние есть. Но мы стараемся его минимизировать. Например, при появлении морских млекопитающих экипажи судов во время проведения маневров соблюдают меры повышенной осторожности. А вертолеты, доставляющие на платформу специалистов, для снижения шумового воздействия, совершают полеты над морем на комфортной для его обитателей высоте. Водозабор на платформе осуществляется через специальные рыбозащитные устройства типа «жалюзи». Они исключают попадание в водозабор икры, личинок и взрослых рыб. Причем, мы не просто заботимся о флоре и фауне региона, мы стараемся приумножить биоресурсы там, где это возможно.

— То есть?

В 2014 году мы продолжили начатую несколько лет назад программу восстановления морских биоресурсов. Специалисты-рыбозаводчики по нашему заказу выращивают мальков атлантического лосося и выпускают их в естественные водоемы Северного рыбохозяйственного бассейна. В этом году нашими усилиями поголовье рыбы увеличилось на 30 тысяч, а всего с начала реализации этой программы — более чем на 150 тысяч особей.

— А более крупные животные, вы упоминали моржей, например, как-то изучаются в рамках мониторинга?

Мы с особым вниманием и почтением относимся к этим красавцам. Морж атлантический — животное, занесенное в Красную книгу. В непосредственной близости от Приразломного месторождения находятся острова побережья островов Вайгач, Долгий и Матвеев, являющиеся традиционными местами их лежбищ. И, конечно, мы принимаем участие в программе исследования популяции атлантического моржа, чтобы понимать, не мешаем ли мы моржам своей деятельностью.

— Каковы результаты исследований?

Результаты исследований показывают, что мы моржей не беспокоим. Во всяком случае, ни в миграциях, ни в их распределении после начала добычи значимых колебаний не замечено. Общая численность животных в сравнении с предыдущими годами наблюдений не изменилась. Острова Долгий и Матвеев остаются постоянными местами лежбищ как и до начала работы платформы. Кстати, и свежие результаты обследования акватории Печорского моря в районе нашего месторождения не выявили отклонений от естественного фона. Нам удается выполнять поставленную задачу — добывать нефть, не нанося ущерба окружающей среде.

— Мы знаем, что активная фаза освоения Приразломного месторождения длится чуть больше года. Так что можно сказать, что все только начинается?

Совершенно верно. Все только начинается. Мы в начале большого пути и понимаем, что впереди — огромная работа. Проект развивается, увеличиваются мощности и объемы добычи нефти. Наша задача сделать так, чтобы флора и фауна региона и не ощущали беспокойства от соседства с нами. Чтобы вода оставалась прозрачной и чистой, а обитатели Печорского моря и впредь воспринимали платформу как небольшой остров, который не несет никакой опасности. Уже сегодня своей деятельностью мы доказываем, что это возможно и что добыча нефти на шельфе Арктики может быть безопасной. Люди, работающие на «Приразломной», получают бесценный опыт работы на шельфе, компания — передовые компетенции в части промышленной и экологической безопасности. Весь этот багаж знаний — уникальный капитал, который, как мы надеемся, будет активно использоваться в России для реализации других шельфовых проектов.

Возврат к списку